вторник, 25 января 2011 г.

Стратегия и тактика в планировании

В менеджменте западного толка все пронизано планированием. И в то же время либеральная экономика осуждала социалистическую плановую экономику. Видимо, отрицался не сам факт планирования, а его негибкий, сковывающий индивидуальную инициативу характер. Ведь все понимают, что полностью свободный рынок в современном мире – это не более, чем миф.
Давайте задумаемся: какие социотипы получат от западных методик тайм-менеджмента наибольшую пользу? - Прежде всего, конечно, рационалы, а также доминантные и нормирующие представители иррационалов, поскольку у них есть склонность к упорядочиванию. Креативные же никогда не будут в восторге от любых форм нормирования, разве что согласятся с мягким вариантом, оставляющим пространство для отвлечения и переключения. Им будет особенно трудно следовать детальному плану, поскольку вдохновение не приходит по расписанию. Гармонизаторы приспособятся со временем к любым методикам управления временем, хотя и будут воспринимать их как насилие над естественным ходом вещей.
Однако, кроме рациональности на подход к планированию серьёзно влияет и такой соционический признак как «стратегия - тактика». Обратите внимание, что в признаках Рейнина, проинтерпретированных в своё время Аушрой, у дихотомии «стратеги – тактики» перепутана полярность. Эту ошибку, к сожалению, воспроизводят и нынешние информационные соционики.
Их трактовка противоречит практике: «Критик» у них оказывается не стратегом, а тактиком, хотя данный социотип умеет предвидеть долгосрочные последствия тех или иных действий. Зато стратегом они почему-то считают «Политика», сила которого именно в достижении краткосрочных тактических целей.
Комбинируя оба признака, получаем следующую четверичную раскладку – тетратомию социона:
  1. Рациональные стратеги (негибкие стратеги, с трудом меняющие стратегию, зато хорошо знающие, чего они хотят) – Инспектор, Администратор, Хранитель, Энтузиаст;
  2. Иррациональные стратеги (гибкие стратеги, умеющие корректировать цель, если она ускользает) – Критик, Искатель, Лирик, Советчик;
  3. Рациональные тактики (умеющие найти много способов достижения какой-либо цели, в правильности которой они сомневаются) – Наставник, Гуманист, Предприниматель, Аналитик;
  4. Иррациональные тактики (оперативники, гибко реагирующие на изменение текущей ситуации) – Политик, Посредник, Маршал, Мастер.
Есть ещё утверждение, что стратегия – это цели, а тактика – это средства. Вряд ли это так. Стратег формулирует как дальние цели, так и средства их достижения. Тактик, естественно, наоборот, чувствует и ставит перед собой текущие задачи, при этом он же и находит много способов их достижения.
В международных отношениях часто звучит термин «стратегический партнёр». Когда говорят о таком партнёре, то подрозумевают именно долгосрочного союзника. Причём в конкретном, рационально-сенсорном смысле, - такого, с которым согласовывают все повторяющиеся, например, юбилейные мероприятия. Такие выводы следуют из нашей раскладки.
Вот пример взаимодействия в иррациональной диаде. «Политик» обращается к «Критику»: ты мне скажи, что нам надо, в чём наша цель, а я уж найду, как её достичь. А вот у рационалов всё наоборот, стратегом оказывается сенсорик. Возьмём пару «Инспектор» – «Наставник». Инспектор ставит долгосрочные задачи, и раскладывает их на промежуточные подцели. Наставник сам не знает, чего хочет и от этого всё время неудовлетворён, ищет себя. Однако, если цель его «зацепила» и он понял, куда надо идти, то находит много тактических приёмов достижения желаемого.

Сравните по этому критерию советских вождей Ленина и Сталина. Ленин – образец хорошего тактика. Превосходна его теория вооружённого восстания, в которой изложены много способов быстрого захвата власти. Умело составлял он и перечень задач на текущий момент (вспомните его «Апрельские тезисы» или «Очередные задачи советской власти»). Но в то же время из Ленина вышел никудышний стратег. Насколько неправильно им была поставлена стратегическая цель о победе социализма в отдельной стране! Сталин же, наоборот, твёрдо знал, куда надо идти (например, индустриализация, единство партии), но его текущие решения оказались, мягко говоря, неадекватными.
Впрочем, прошу не судить строго, ведь исторические личности мне здесь нужны лишь для иллюстрации. Свои выводы я сделал, опираясь на свою многолетнюю практику оценки людей, а не на изучении повадок вождей.

вторник, 11 января 2011 г.

Анекдот об отношениях D-H на украинской почве

Однажды украинский бизнесмен, гонщик и политический деятель Евгений Червоненко как-то дал интервью одному из интернет-сайтов. Интервью как интервью, прошло незамеченным. Однако есть в нём одна изюминка – своеобразный анекдот, который не лишён познавательного, в том числе и соционического смысла. Приведу его полностью как пример конкретно-образной подачи информации, утраченной в соционике со времён Аушры.
«Я расскажу один анекдот, который объяснит мою психологию. Гордо в небе летает орел. Он думает о том, что можно сделать, как чего-то добиться, а на поле из норки вылез хомячок, наш такой украинский хомячок, посмотрел, сколько он нацеливал зерна, и он был очень гордый собою, потому что много украл из амбара хозяйского. Но тут их взгляды встретились. Хомяк впал в оцепенение. Орел подумал и решил все-таки, такое было презрение, и решил атаковать. И пулей пошел вниз, в пике. Хомячок растерялся, стоял оцепенелый, и от страха умер при жизни раза три. Но в какой-то момент нырнул в норку, а орел не затормозил и разбился. Спустя час хомячок робко высунул голову, увидел обломки орла, вышел, надулся от понимания собственного умения жить по-украински, руки в боки поставил. На Украине это называлось соколиная охота».

Какое же отношение имеет этот анекдот к соционике в целом и к психологии рассказчика в частности? А вот какое. В нём наглядно-образным стилем передана суть одного из соционических отношений, а именно ревизии. Правда, речь шла, скорее, не о типах, а о подтипах. Ревизия гармонизатора (хомяка) по отношению к доминантному (орлу). Сам Е. Червоненко, по-моему, имеет социотип СЛЭ («Маршал») и отождествляет себя, разумеется, с орлом. Как же бывает обидно доминантным, когда слабый берёт верх над сильным!
Полностью интервью Е. А. Червоненко можете прочесть здесь.

четверг, 6 января 2011 г.

Осмысленные и бессмысленные высказывания

Различные школы соционики спорят между собой, нещадно критикуя высказывания друг друга. Подразумевается, естественно, что высказывания оппонента ложные, а свои собственные истинны. Но кроме привычной для спорщиков дихотомии «истина – ложь» существует ещё и полярность осмысленности. В первую очередь, высказывания нужно делить на осмысленные и бессмысленные, и лишь на втором шаге деления - на истинные или ложные. Такова тетратомия знаний.
К сожалению, конкурирующие ныне школы соционики подходят к предмету спора сугубо одномерно, оперируя лишь полярностью «истинно – ложно». Однако если действовать последовательно, начинать надо с первого шага, то есть дихотомии смысла. Если так и сделать, то окажется, что большинство высказываний одной школы в системе понятий другой школы не являются ни истинными, ни ложными. Они бессмысленны.
Например, давний спор между мной и А. Букаловым о социотипах Бориса Ельцина или Юлии Тимошенко. Здесь очень трудно найти общее решение, поскольку образ типа у МИС и ШГС совершенно разный. В частности, в МИС «Предприниматель» (ЛИЭ) может быть вождём толпы и фанатичным революционером, а в ГС такое маловероятно. Согласно нашим образам типов социальные перевороты вдохновляет и возглавляет квадра “бета”, а не “гамма”.

Таким образом, соционические парадигмы (исходные наборы положений, формирующие картину мира исследователя) при текущем состоянии соционического знания просто несоизмеримы. У каждой парадигмы своя правда. Более того, пропасть между ними со временем только углубляется. Вряд ли в подобных спорах рождается истина, зато проясняются позиции. По крайней мере, так это выглядит для стороннего наблюдателя.
Но что же тогда истинно? – спросите вы. На этот вопрос нам сегодня ответить не дано. Рассудит время.