вторник, 25 января 2011 г.

Стратегия и тактика в планировании

В менеджменте западного толка все пронизано планированием. И в то же время либеральная экономика осуждала социалистическую плановую экономику. Видимо, отрицался не сам факт планирования, а его негибкий, сковывающий индивидуальную инициативу характер. Ведь все понимают, что полностью свободный рынок в современном мире – это не более, чем миф.
Давайте задумаемся: какие социотипы получат от западных методик тайм-менеджмента наибольшую пользу? - Прежде всего, конечно, рационалы, а также доминантные и нормирующие представители иррационалов, поскольку у них есть склонность к упорядочиванию. Креативные же никогда не будут в восторге от любых форм нормирования, разве что согласятся с мягким вариантом, оставляющим пространство для отвлечения и переключения. Им будет особенно трудно следовать детальному плану, поскольку вдохновение не приходит по расписанию. Гармонизаторы приспособятся со временем к любым методикам управления временем, хотя и будут воспринимать их как насилие над естественным ходом вещей.
Однако, кроме рациональности на подход к планированию серьёзно влияет и такой соционический признак как «стратегия - тактика». Обратите внимание, что в признаках Рейнина, проинтерпретированных в своё время Аушрой, у дихотомии «стратеги – тактики» перепутана полярность. Эту ошибку, к сожалению, воспроизводят и нынешние информационные соционики.
Их трактовка противоречит практике: «Критик» у них оказывается не стратегом, а тактиком, хотя данный социотип умеет предвидеть долгосрочные последствия тех или иных действий. Зато стратегом они почему-то считают «Политика», сила которого именно в достижении краткосрочных тактических целей.
Комбинируя оба признака, получаем следующую четверичную раскладку – тетратомию социона:
  1. Рациональные стратеги (негибкие стратеги, с трудом меняющие стратегию, зато хорошо знающие, чего они хотят) – Инспектор, Администратор, Хранитель, Энтузиаст;
  2. Иррациональные стратеги (гибкие стратеги, умеющие корректировать цель, если она ускользает) – Критик, Искатель, Лирик, Советчик;
  3. Рациональные тактики (умеющие найти много способов достижения какой-либо цели, в правильности которой они сомневаются) – Наставник, Гуманист, Предприниматель, Аналитик;
  4. Иррациональные тактики (оперативники, гибко реагирующие на изменение текущей ситуации) – Политик, Посредник, Маршал, Мастер.
Есть ещё утверждение, что стратегия – это цели, а тактика – это средства. Вряд ли это так. Стратег формулирует как дальние цели, так и средства их достижения. Тактик, естественно, наоборот, чувствует и ставит перед собой текущие задачи, при этом он же и находит много способов их достижения.
В международных отношениях часто звучит термин «стратегический партнёр». Когда говорят о таком партнёре, то подрозумевают именно долгосрочного союзника. Причём в конкретном, рационально-сенсорном смысле, - такого, с которым согласовывают все повторяющиеся, например, юбилейные мероприятия. Такие выводы следуют из нашей раскладки.
Вот пример взаимодействия в иррациональной диаде. «Политик» обращается к «Критику»: ты мне скажи, что нам надо, в чём наша цель, а я уж найду, как её достичь. А вот у рационалов всё наоборот, стратегом оказывается сенсорик. Возьмём пару «Инспектор» – «Наставник». Инспектор ставит долгосрочные задачи, и раскладывает их на промежуточные подцели. Наставник сам не знает, чего хочет и от этого всё время неудовлетворён, ищет себя. Однако, если цель его «зацепила» и он понял, куда надо идти, то находит много тактических приёмов достижения желаемого.

Сравните по этому критерию советских вождей Ленина и Сталина. Ленин – образец хорошего тактика. Превосходна его теория вооружённого восстания, в которой изложены много способов быстрого захвата власти. Умело составлял он и перечень задач на текущий момент (вспомните его «Апрельские тезисы» или «Очередные задачи советской власти»). Но в то же время из Ленина вышел никудышний стратег. Насколько неправильно им была поставлена стратегическая цель о победе социализма в отдельной стране! Сталин же, наоборот, твёрдо знал, куда надо идти (например, индустриализация, единство партии), но его текущие решения оказались, мягко говоря, неадекватными.
Впрочем, прошу не судить строго, ведь исторические личности мне здесь нужны лишь для иллюстрации. Свои выводы я сделал, опираясь на свою многолетнюю практику оценки людей, а не на изучении повадок вождей.

1 комментарий:

Anvil4 комментирует...

«Предприниматель» - это Стратегический Тактик. От его выбора зависит, что будет потом. Используя искусственную систему признаков Рейнина, легко распихать всех психотипов по разным кватернионам. Иллюзия успешного решения!
Но я лично исхожу из того, что существует точка отсчёта. А потому у меня есть все основания считать психотип «Предпринимателя» феноменальным разрушителем. Разрушение позволяет либо сбросить балласт, либо вернуть время вспять. (Можно разглядеть направление ревизного движения «Предпринимателя» на моей синусоиде ревизно-квадрального социона.) Согласитесь, что от военного коммунизма переход к НЭПу уж очень не очевиден.
Ленин как «Предприниматель» внедрил НЭП. Поскольку воздействие было коротким, то можно предположить тактику, но поскольку НЭП изменил всё и изменил глубоко, то всё же эта экономическая политика является стратегической.
Мог ли такое сделать «блюститель», или НЭП – это политика «конструктора»? Конструктора, который был в меньшинства, который в ущерб своему статусу остался уникален.
Странный стратег «Инспектор», в лице Сталина, всю новую ленинскую стратегию пресёк через колено тотального управления. Боясь богатого населения, которое всё более становилось демократичным и всё более отдалявшееся от идеологии коммунизма, Сталин дистрибутивно расставил свои приоритеты – сначала номенклатурное государство, в рабстве и страхе у которого всё население. Государственное рабство это стратегический путь куда? К войне – безусловно!
Оба очень «мутные» исторические личности, потому я отделю этих особей от нового времени. Я могу предложить сюжет об экономических стратегах, да только у нас как-то не складывается диалог.